• 36

декалог

Зачем в Декалоге вторая заповедь?

Греческое слово “декалог” переводится на русский язык как “десятисловие” и означает “десять заповедей”. Это Десять Заповедей, которые Всевышний написал Своим перстом на каменных скрижалях и передал Моисею.

Однако в современной русской речи словосочетание “десять заповедей” вошло в обиход и стало употребляться по отношению к общим принципам человеческой порядочности. Иными словами, часто люди считают, что если они не делают никому ничего плохого, то в этом и заключается исполнение Десяти Заповедей.

Но во время своего земного служения, отвечая человеку на вопрос о том, какая наибольшая заповедь в законе, Иисус указал на два принципа, лежащих в основе Божественного декалога: любовь к ближнему и любовь к Богу. О второй составляющей Десяти Заповедей мы очень часто забываем и, концентрируясь на человеческом факторе, не понимаем, что без нормальных отношений с Создателем невозможно быть гармоничной личностью.

Именно поэтому первые четыре заповеди Декалога регулируют наши взаимоотношения с Богом. А вторая заповедь непосредственно требует от человека: “не делать себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняться им и не служить им” (ВЗ, книга Исход, 20:4-6).

На первый взгляд, кажется, что заповедь просто запрещает идолопоклонство и языческие культы, а потому устарела и не имеет никакого отношения к современным реалиям.

С начала IV века, когда император Константин легализовал христианство и сделал его государственной религией, христиане получили “зеленый свет” и стали распространять евангельскую весть среди варварских племен.

Язычники из варварских племен не имели терпения слушать чтение библейских историй и из-за этого христианские учителя начали рисовать картины, которые иллюстрировали эти библейские сюжеты. Так появились первые иконы, ставшие объектами для поклонения.

С одной стороны, можно понять тех христиан, которые, желая более близкого ощущения присутствия Божьего, хотят представить Его образ. С другой стороны, даже лик Иисуса, представленный как на старых иконах, так и на современных портретах, является плодом человеческой фантазии, смешанной с культурой и менталитетом того или иного народа.

Итак, вторая заповедь говорит не столько об иных богах (хотя к ним и имеет отношение), сколько запрещает нам, людям, создавать образ Бога по нашему представлению. Написано: “И говорил Господь к вам из среды огня; глас слов Его вы слышали, но образа не видели, а только глас… Твердо держите в душах ваших, что вы не видели никакого образа в тот день, когда говорил к вам Господь на Хориве из среды огня, дабы вы не развратились и не сделали себе изваяний, изображений какого-либо кумира, представляющих мужчину или женщину, изображения какого-либо скота, который на земле, изображения какой1либо птицы крылатой, которая летает под небесами, изображения какого1либо гада, ползающего по земле,

изображения какой1либо рыбы, которая в водах ниже земли; и дабы ты, взглянув на небо и увидев солнце, луну и звезды и все воинство небесное, не прельстился и не поклонился им и не служил им” (ВЗ, книга Второзаконие, 4:12-19). Здесь упоминается событие, когда израильский народ находился у подножия горы Синай в ожидании Моисея, который поднялся на вершину.

Явление Славы Божьей на вершине Синая было весьма впечатляющим и устрашающим — громы, молнии и трубный звук. Постепенно люди начали искать новый источник чувственной подпитки.

“Когда народ увидел, что Моисей долго не сходит с горы, то собрался к Аарону и сказал ему: встань и сделай нам бога, который бы шел перед нами, ибо с этим человеком, с Моисеем, который вывел нас из земли Египетской, не знаем, что сделалось” (ВЗ, книга Исход, 32:1). Иными словами, народ не имел намерения поклоняться каким1либо языческим богам. Они просто желали наглядно представить себе Бога, который вывел их из Египта. Учитывая технологии и представления, существовавшие в то время, Всевышний получился выглядящим, как уродливая статуя быка.

Данная история весьма показательна и раскрывает глубинные проблемы, о которых говорит Вторая заповедь. Несмотря на то, что зрение является самым главным органом чувств, эти чувства являются весьма обманчивыми. И хотя многие христиане считают допустимым поклонение Богу через “лицезрение образа Христа”, в своих посланиях апостол Павел однозначно делает противопоставление между верой и зрительным восприятием. “Ибо мы ходим верою, а не видением” (НЗ, 1-е послание к Коринфянам, 5:7). “Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом” (НЗ, послание к Евреям, 11:1).

Удивительно, но вместо использования зрения Павел предлагает обрести веру с помощью слуха. “Итак вера от слышания, а слышание от слова Божия” (НЗ, послание к Римлянам, 10:17). Дело в том, что фактически до начала ХХ века большинство людей не могло узнать содержание Божьего Слова, если кто-нибудь не читал им Библию. Всеобщая грамотность и доступная цена на Библию стали достоянием человечества только в последние сто с лишним лет. Таким образом, для иудеев и христиан первого века нашей эры синагогальное чтение было единственным источником познания Слова Божьего.

Так, стремясь к чувственному познанию Бога, мы отрываем себя от познания Его Откровения и Его воли и принципов, в согласии с которыми Он желает, чтобы мы жили. И также наша вера в Бога не может основываться исключительно на чудесах, так как будет охладевать, как скоро закончатся острые ощущения.

Именно об этом говорил Господь пророку Илии, когда тот пришел к Нему на гору Хорив (Синай), скрываясь от своих преследователей. “И сказал: выйди и стань на горе пред лицом Господним, и вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра” (ВЗ, 1-я книга Царств, 19:11-12).

В древнееврейском оригинале выражение ”веяние тихого ветра” звучит как “тихий спокойный голос” или как “слабый голос в молчании”. Здесь Бог говорит, что мы можем слышать голос Святого Духа, которым Он говорит к верующим.

Именно к такому голосу Бог хочет нас приучить. Голосом Святого Духа Он желает разговаривать с нами, открываясь нам в Своем Сыне Иисусе Христе через Священное Писание и через приближение к Нему в молитве и поклонении: “Твердо держите в душах ваших, что вы не видели никакого образа в тот день, когда говорил к вам Господь на Хориве из среды огня” (ВЗ, книга Второзаконие, 4:15).

Новый Завет, как бы продолжая тему второй заповеди из Декалога говорит: “…ибо закон (Декалог) дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли через Иисуса Христа. Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил” (НЗ, Евангелие от Иоанна, 1:17-18). Чем явил, образом видимым, ходящим по земле, или Своей сущностью? Конечно же своей божественной сущностью. Только через Христа мы можем увидеть сущность Бога1Отца, — Его любовь, милость, заботу, защиту, милосердие и т. д. Только благодаря Христу мы можем верой видеть Невидимого и поклоняться, и служить Ему.

И потому вторая заповедь звучит к нам и поныне спустя тысячи лет: “Не делать себе кумира и никакого изображения”. Но ходя верой, ищи не Его образа, но Его личного живого присутствия в твоем сердце, которое и принесет тебе жизнь.

Александр Болотников,

директор НИЦ “Шалом”, докторант богословия

сентябрь 2014