Ирэна Сендлер

Спасти любой ценой

На лидерской беговой дорожке часто очень тесно. Но не всем дано быть лидерами. Всегда хватает места для “негромкого” служения. И там можно встретить истинных героев веры. Настоящий героизм не трубит о себе, не желает привлечь внимание. И только со временем люди оценивают благородство и мужество душ, рискующих ради спасения ближних.

Мудрый Соломон призывает: ”Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение?” (ВЗ, книга Притч, 24:11). Ирэна Сендлер2

Из 6 миллионов евреев, замученных нацистами во время Второй мировой войны, около 1,5 миллиона составляли дети.

12 мая 2008 года в возрасте 98 лет в Варшаве умерла женщина по имени Ирэна Сендлер. Тогда об этом писали многие издания: “Таймс”, “Нью-Йорк Таймс”, “Лос-Анджелес Таймс”. Во время войны она спасла из Варшавского гетто более 2,5 тысяч еврейских детей.

Ирэне Сендлер исполнилось тридцать лет, когда гитлеровская Германия оккупировала Польшу. При нацистской оккупации евреев Варшавы и маленьких городков загнали, как стадо скота, в городское гетто: четыре квадратных километра для приблизительно 500 тысяч евреев, детей и взрослых.

Ирэна Сендлер устроилась в отдел соцобеспечения при муниципалитете столицы и ходила в Варшавское гетто. Она тайком носила его обитателям еду, лекарства, одежду. Вскоре немцы издали запрет на посещение гетто неевреями. Тогда она начала ходить туда как работник санитарной службы.

С 1942 года польская подпольная организация помощи евреям “Жегота” содействовала Ирэне Сендлер в акции по спасению еврейских детей.

С марта 1943 года в газовые камеры концлагеря Треблинка из Варшавского гетто каждый день уходили переполненные поезда. За пять месяцев там было уничтожено 300 тысяч человек. Но даже до того, как началась депортация в концлагерь Треблинка, смерть в гетто стала повседневным бытом — от нищеты и полуголодного существования (ежемесячная порция хлеба составляла 2 килограмма). Ликвидация людей в гетто продолжалась целый год. Для уничтожения евреев у фашистов было два надежных соратника — тиф и голод.

Ирэна вспоминала: “Я была свидетельницей ужасных сцен, когда, например, отец соглашался расстаться с ребенком, а мать — нет. Крики, плач… На следующий день часто оказывалось, что эту семью уже отправили в концлагерь”.

Все знали одно: если малыши останутся в гетто, они наверняка погибнут. Ирэна рассчитала, что для того, чтобы спасти одного ребенка, требовалось 12 человек вне гетто, работающих в условиях полной конспирации (водителей транспортных средств, служащих, достававших продовольственные карточки, медсестер). Но в большинстве случаев это были семьи или религиозные приходы, которые могли приютить беглецов. Детям давали новые имена и размещали в женских монастырях, в семьях, приютах и больницах.

Устраивать на воле детей помогала организация помощи евреям “Жегота”, взявшая в течение 1943 года на свое содержание 4 тыс. взрослых и 2,5 тыс. детей. Всего “Жегота” спасла около 80 тысяч евреев.

Трагический парадокс: вырвать ребенка из гетто порой было легче, чем сохранить ему жизнь на свободе. Малышей прятали в самых неожиданных местах. Одним из тайников стал Варшавский зоопарк, где актер Александр Зельверович и альпинист Войцех Жукавский спрятали сорок ребятишек. Подлинными героинями были польские монахини. Помогая Сендлер, сестры спасли 500 еврейских детей и поплатились за это собственными жизнями: в 1944 году на варшавском кладбище фашисты облили их бензином и сожгли живьем.

В 1943 году по анонимному доносу Ирэна Сендлер была арестована. Гестаповцы нагрянули 20 октября, в день ее именин. Ирэна передала бумаги с именами детей своей подруге, чтобы та спрятала их, а сама пошла открывать дверь.

Под пытками Ирэна ничего не раскрыла. На допросах ей показывали толстую папку с доносами от знакомых и чужих людей. Были и минуты отрады, когда ей пришла записка от друзей: “Делаем все, чтобы вырвать тебя из этого ада”. Три месяца нацисты держали Ирэну в тюрьме Павиак, а потом приговорили к расстрелу.

Это произошло в конце февраля 1944 года. Ирэну вместе с другими смертниками отправили в гестапо на улицу Шуха. За несколько часов до расстрела немецкий солдат вызвал выкупленную Ирэну Сендлер с переломанными руками и ногами и распухшим от побоев лицом к следователю на допрос. Но допроса не было. Солдат вытолкал ее и крикнул по-польски: “Убегай!” Люди из “Жеготы” подобрали ее. Подполье снабдило Ирэну документами на другую фамилию. На следующий день Сендлер нашла свое имя в списках расстрелянных. Больше ее не искали — молитвы спасенных детей хранили свою избавительницу. До конца войны она прожила, скрываясь от фашистов, но продолжала помогать еврейским детям.

В 1965 году Израильский национальный мемориал Катастрофы и Героизма “Яд ва-Шем”, что в переводе значит “Память и Имя”, удостоил Ирэну Сендлер высшей почести, которую может получить нееврей: внес в списки Праведников мира и пригласил посадить на Аллее Праведников новое дерево. Только в 1983 году польские власти сняли с Ирэны запрет на выезд и разрешили приехать в Иерусалим, где в ее честь было посажено дерево.

Она говорила: “Герой — тот, кто совершает выдающиеся поступки. А в том, что делала я, нет ничего выдающегося. Это обычные дела, которые надо было выполнять”. Она знала, Кому служит, в ее сердце жило смирение раба, ничего не стоящего, верного своему Господину.

декабрь 2014