IMG_0001

Господь – хранитель мой

Сегодня я нахожусь  в гостях у Марии Игнатьевны, — женщины, пережившей все ужасы войны 1941-1945 годов, знающей, как не легка жизнь сироты, а потом и вдовы, оставшейся с тремя детьми. Ни один раз смотрела она в глаза смерти, но чудом  выжила.  И уже в зрелом возрасте познала любовь Бога-Отца, которую Он явил ей в Своем Сыне – Иисусе Христе. Сейчас ее глаза сияют светом Божьей любви, радостью. И я прошу Марию Игнатьевну рассказать нам о своем нелегком, но интересном жизненном пути. IMG«Родилась я в 1931 году в селе недалеко от Смоленска, – рассказывает Мария Игнатьевна. — Моя мама в 21 год  осталась вдовой с маленьким сыном Петром на руках. Затем она повторно вышла замуж и родила мою сестру и меня. Отца моего убили, когда мне был ровно годик, и я его не помню.  Слово «папа» я в своей жизни не произносила. Маму мы видели мало, она постоянно была на работе. Хлеба досыта не ели. А потом началась война и в сентябре 1941 года к нам пришли фашистские захватчики. Брата моего сразу же немцы забрали и хотели угнать в Германию, но по пути он сбежал. Я с ним так больше никогда и не встретилась. И все 4 года, пока шла война, мы большую часть времени проводили  в окопах, т.к. наши места постоянно бомбили. Казалось во время этих бомбежек, что горело небо и земля, было очень страшно.

О Боге я тогда ничего даже не слышала. Об этом никто не говорил. Но у меня была какая-то доброта, сострадание к людям. И, хотя на тот момент мне было лет 10-12, я ночью перевозила через реку на лодке (вместо весел гребла лопатами) наших солдат, бежавших из плена.

Множество раз нас бомбили, но только один раз осколок повредил лодку. Были среди солдат  больные и раненые, и мы с мамой брали их к себе на чердак и я ухаживала за ними. За такие дела немцы расстреливали. Однажды и маму мою чуть не расстреляли. Она уже стояла вместе с другими односельчанами, обреченными на смерть, возле стены. Я быстро пробралась и стала впереди матери,  т. к. смерти я не боялась. И тут случилось удивительное. Расстреляли всех, но когда до меня дошла очередь – немецкий солдат вдруг остановился, и не стреляет, как будто кто-то остановил его. Я «впилась» в него глазами, а он все медлил, но потом опустил автомат и отпустил нас с мамой домой.

Потом мама умерла от голода, война еще не закончилась и мы остались с сестрой вдвоем.

Второй раз меня чуть не расстреляли, когда я пошла на поле, где шли бои, в надежде раздобыть хоть какую-то еду. Там было много немецких военных, и один из них достал из кобуры пистолет, и приставил мне к виску. До сих пор, когда я вспоминаю об  этом, то  чувствую  холод железа у себя на виске.  Он на меня долго смотрел, а я на него. А потом он опустил пистолет. И я не  пошла домой, а поползла, от испуга ноги меня не держали. И сейчас я понимаю, что это Господь опустил руку немца с  пистолетом. Тогда я этого не понимала, а сейчас я благодарю Господа, что он так милостив ко мне.

Окоп, в котором мы жили, был глубокий, перекрытый старыми досками, а на них, для маскировки, – огромное количество земли и сверху трава. В этом окопе жили три матери с детьми: у одной трое детей, у другой – двое, и нас двое.

Как-то на рассвете, когда женщины ушли добывать еду, окоп наш обвалился. Моя сестра и еще один мальчик, которые были постарше, услыхали, как  доски  начали трещать, и выскочили. Мне все обвалилось только на ноги, но голову не засыпало. А на остальных детей полностью обрушилась вся земля. И с этого окопа я одна живая осталась.  Опять Господь сохранил мне жизнь.

А однажды случай был, как я в проруби чуть не утонула. Несколько раз я пробовала опереться руками об лед, но он ломался. Наступил момент, когда я  поняла, что осталась последняя попытка, и если она будет неудачной, то я уйду с головой под лед и больше не выберусь. Хотя я о Боге ничего не знала, но и здесь рука моего Спасителя поддержала меня. Я схватилась за лед, — а он держит меня! Так я и выбралась, правда потеряла лапти. Вот столько было со мной приключений, а я все живу и живу.

Когда начались освободительные бои, мы сутки прятались на болоте. Я лежала, и слышала, как пули пролетали над головой, и бились о воду, но ни одна не попала в меня. Когда бой закончился ко мне подошёл наш солдат, поднял меня, обнял и сказал: «Доченька, как хорошо, что ты живая, а сколько людей осталось в этом болоте навсегда!» А я встала, и сама не верю, что живая и сестра Таня выжила.

Вернулись мы в село, а наша хата сгорела. Жить нам было негде. Находились люди, которые брали нас с сестрой на время в свой дом, но в основном мы жили на улице. Еду просили у людей. После отступления немецкой армии осталось очень много снарядов, и мы дети разбирали их. Мы брали в руки снаряд и разбивали его о камень, пока не отлетит головка. Там внутри были шелковые мешочки с порохом.  Порох мы высыпали, а с ткани шили платки.  В один день я разобрала 250 снарядов и не один из них не взорвался! А ведь от этих снарядов погибло очень много  людей.

Потом наши солдаты собрали нам маленькую баньку (на том месте, где она была до войны). Пола не было, стены нетесаные, крыши тоже не было, ее сделали позже. Жили мы года 3-4 в баньке. Одевались практически в  лохмотья, обувь – лапти, а мороз зимой был крепкий.

Однажды к нам приехал наш двоюродный  брат, который вернулся с фронта.  Когда он увидел, в каких условиях мы живем, то  забрал нас к себе в Подмосковье. Там мы работали в колхозе. Сестра Таня в скорости вышла замуж и переехала к свекрови, а жена моего дяди родила второго ребенка, и я поняла, что  мешаю им. И вдруг приходит от моего брата Петра письмо с приглашением  к нему  домой в Алтайский край, город Камень-на-Оби. Я обрадовалась и  решила поехать. Но, как оказалось, никто меня там не ждал. Брат уехал в Углегорск, оставил жену, и не было от него никаких известий. Правда жена его,  Надя, меня не выгнала, приняла, но сказала, что  я ей не нужна. От отчаяния я пошла рано утром на железнодорожную станцию и хотела броситься под поезд.

Но как только подъезжал поезд, меня как кто-то отталкивал назад. Ну, думаю, ладно, сейчас будет следующий, под него брошусь, и снова, только подходит поезд, какая-то сила тянет назад. Так пять поездов я пропустила и ушла. А в скорости я узнала адрес брата нашего отца Михаила, который  жил в Новосибирске. Надя дала денег на проезд, свою юбку и пиджак. Так я и приехала в Новосибирск.

Лапти мои развалились, и я босиком  пошла к центру города. Там я долго пыталась найти ул. Серебряковского, где жил мой дядя Миша. Но у кого не спрашивала, никто не знал,  где находится эта улица. Наступил вечер, ноги кровоточили, я села под столбом и решила здесь ночевать. Если бы я только знала тогда Бога! Если бы я знала, к Кому можно обратиться за помощью, и Кто всегда поможет! Я не знала, но Бог знал меня и чудесным образом заботился обо мне. Ко мне подошел дедушка, который, как оказалось, жил на нужной мне улице. Она была рядом. Так Господь вел меня.

Дядя с женой Валей меня накормили, покупали, положили спать. В дальнейшем он устроил меня на  металлургический завод, где я работала машинисткой крана. Там я  познакомилась с парнем Васей и вышла замуж.

Вначале жили в общежитии, а потом переехали в село к свекрови. Я родила трёх дочерей – Ларису, Любу и Сашу. Это было счастливое время моей жизни. Но потом в нашу семью пришло горе: мой муж, с которым я прожила 12 лет, трагически погиб. И я осталась вдовой, замуж  больше не вышла. Растила я троих детей сама. После мужа через 2 года похоронила свекровь. А вскоре похоронила и меньшую дочку Сашу, которая умерла от опухоли мозга.

Но Бог меня не оставил ни на одну минуту (это сейчас я понимаю, всё анализируя). Я все выдержала, выстояла, не начала пить, вырастила хороших детей. Дочери вышли замуж, Люба уехала в Германию, а Лариса на Украину. Когда я вышла на пенсию она и меня забрала на Украину. Здесь я узнала о Боге, о Его Сыне Иисусе Христе, покаялась и родилась как духовный человек.

Расскажу, как это произошло. Я начала читать книги, из которых узнала, что у нас есть Спаситель – Иисус Христос. И как только я закрыла первую прочитанную книгу, Бог так сильно коснулся моего сердца, что слезы потекли градом, и я целую ночь пробегала по дому и молила  Бога о прощении за все, просила, чтобы мне быть с Иисусом.

А потом у меня появилось  огромное желание пойти в церковь, что я и сделала.  Когда я вышла на покаяние, пастырь спросил, кто меня привёл, я заплакала и сказала, что я сама пришла, и что я очень хочу быть с Иисусом. А уже в следующее воскресенье 25 мая 1997, я приняла водное крещение. Моё сердце загорелось. Пришла такая жажда по Богу, что с утра ходила в одну церковь на служение, а вечером в другую. Ходила по многим церквям: пятидесятников, баптистов, евангелистов, — везде, где поклонялись Живому Богу, где звучало Его Слово.

Я узнала о Божьей  любви и милости, о тех благословениях, которые Он дарует  в Своем Сыне Иисусе Христе. Я начала читать Библию, молиться и получать ответы. Получила исцеление от кисты печени, которую выявили на УЗИ. Доктора сказали что лечение  — только операция, а в моем возрасте ее уже делать не будут. Я начала молиться, просить Бога об исцелении, и исповедовать Его Слово, что ранами Иисуса я исцелена. И однажды вечером я увидела образ Иисуса Христа возле кровати, в Своей руке Он держал печень. Я вскочила и вскрикнула: «Иисус Христос! Это же моя печень!» Видение пропало. После этого я лежала  в госпитале, где снова мне  делали УЗИ.  Я попросила тщательно посмотреть мою печень. Но никакой кисты доктор не обнаружил…

Сегодня я счастливый человек, у меня замечательные дочери, внуки. Я им говорю, чтобы благодарили Господа за все, надеялись не на себя, а на Бога Живого.

А я радуюсь в Господе всегда и всему. Я верю, что с Господом я пройду все трудности, все испытания, ведь Он со мной. Он меня подкрепляет, дает мне мудрости, здоровья, силы. Христос всегда рядом, я ощущаю Его присутствие.  Например, упала я как то в подъезде, съехала по ступенькам с третьего на второй этаж, и отделалась только синяками. И это в мои 83 года. Да, Он всегда со мной рядом.

Я многим людям свидетельствую о Христе, о Его любви, говорю о покаянии. Если вижу инвалида или пожилого человека я не могу пройти мимо — обязательно остановлюсь, помолюсь. Я прошу Господа, чтобы мое сердце не остыло, чтобы любить Его с каждым днем моей жизни только сильнее».

Ирина Андрейченко

На фото Мария Игнатьевна Юрьева (Днепродзержинск)

декабрь 2014