Данильченко Арсен: «Я там был, — там «кайфа» нет…»

Задумывались ли вы когда-нибудь о том, почему в наше мирное время в стране, где нет чумы, оспы, тайфунов, землетрясений умирают ежегодно около 10000 тысяч человек в возрасте от 12 до 35 лет, умирают от страшной болезни: наркомании. Что побуждает молодых людей выбирать этот путь в беззаботном юношеском возрасте? Недостаток любви и внимания со стороны родителей, неправильное воспитание или желание кому-то подражать? Пока этот вопрос остается для нас открытым. Но известно одно – это проблема общества, это большое горе родителей, это беда нации, с которой мы будем бороться и, я верю, что все-таки победим ее.

Однажды мне довелось встретить одного молодого человека, который поведал мне ужасающую234 историю из своей жизни. И всё едва не окончилось трагедией для него и его близких если бы не вмешался Бог. Записав рассказ Арсена, я хочу поделиться ним с вами, дорогие читатели, со страниц нашей газеты. Поделиться тем горьким опытом, который приобрел нормальный умный парень из благополучной обеспеченной семьи, попавший под влияние наркотика и чудом оставшийся в живых. А впрочем, судите сами.

«…Вообще, изначально, я был категорически против наркотиков. К наркоманам и «планокурам» я всегда   относился с презрением. И был уверен точно, что никогда даже не попробую наркотик, — сказал мне Арсений. — А все произошло не так, как я думал и началось очень просто. Мне тогда было 12 лет. Мы гуляли с друзьями во дворе. Кто-то из них достал из кулька семена дурмана, по-народному «куриная слепота». И начали пробовать. Мне даже никто не предлагал, я захотел сам, так, за компанию, чтобы ничем не выделяться из толпы. Вообще, многие мои сверстники жили тогда по принципу: «все в жизни надо попробовать». И старались друг другу в чем-то подражать, и как все понимают, особенно, в плохом. Тогда нам казалось, что это было «круто».

В итоге после этой первой попытки я сразу угодил в 1-ю больницу, так как ночью мне стало плохо: жутко сушило, трясло, и я потерял сознание. Меня нашла мама лежащим на полу. Потом были галлюцинации, резко упало зрение. В больнице мне промывали желудок и чистили кровь. Только после 3-й капельницы мне стало лучше. Врачи сказали, что если бы не своевременно оказанная помощь, я бы остался полным идиотом. Мама ни о чем даже не догадывалась, она решила, что это последствия того, что накануне мне удалили зуб, и каким-то образом это отразилось на нервнойx_d709629b системе.

Когда я вышел из больницы, то уже потерял страх к наркотикам. Я бы сказал, наоборот, у меня появился еще больший интерес к ним. Я как бы переступил какую-то запретную черту, и теперь мне захотелось попробовать всего.

Перед уроками, чтобы как-то «подзарядиться» мы поднимались на восьмой этаж чего-нибудь понюхать. Это мог быть и лак, и клей и даже бензин. Нанюхавшись, мы отправлялись в школу. Один раз у меня опять начались галлюцинации, и в этом состоянии я чуть не убил своего друга электродом, чудом промахнулся и попал в стенку. Потом была трава, после которой появилась лень, и не хотелось ходить на уроки. Все это закончилось тем, что из школы меня исключили. Пошел учиться в училище. Курить траву начал почти четыре раза в день. Опять стал пропускать занятия. Через какое-то время начал употреблять более сильные наркотики, трава уже не «вставляла». Сначала варили и пили, потом предложили уколоться, — не отказался. Когда это было впервые, — мне исполнилось 14 лет. Скажу честно,- сразу не понравилось, хотя знаю, многим обычно нравится. А что повлияло, когда это было в следующий раз, — не знаю. Наверное, опять за компанию, да и еще оставалась лишняя доза. И после этого начался весь этот ужас. Потому что теперь мне уже нравилось колоться.

Мои родители, не догадываясь ни о чем, устроили меня в институт. Давали деньги, но как вы понимаете, по назначению они не попадали. Все уходило на наркотики. Из института меня почти сразу исключили. Родители продолжали меня финансировать, ничего не подозревая. Так я обманывал их еще четыре года. Я ходил по ночным клубам, где было принято употреблять таблетки типа экстези или нюхать амфитамин, чтобы можно было чувствовать себя раскрепощено и без всякой усталости веселиться всю ночь. Так было и со мной. Моя девушка предложила «сообразить на троих», так как одна таблетка стоила сравнительно дорого — 35 у.е. После того, как «употребили», танцевали до пяти утра, не останавливаясь. Казалось, что даже похудел. А к вечеру уже было плохо, опять хотелось что-то принять. Начал колоться «ширкой», после чего почувствовал уже не на словах, что такое абстиненция или попросту «кумар». И попал10903924_404872129678506_7345622726407896957_o в очень сильную зависимость.

Постоянно нужны были деньги. Постепенно стал выносить все из дома, сначала свои вещи, ну а потом и мамино золото, закладывал в залог ее шубу, дубленку, в общем, все, что имело хоть какую-то ценность. Родители уже все знали. Можете себе представить, что переживала моя мама. Она стала раздражительной, начала курить, постоянно плакала, стала пить успокаивающие и сердечные средства, но меня это не трогало, хотя я безумно люблю свою маму.

Я попал в рабство. Работал только на наркотики, думал только об этом.   К тому времени я попробовал уже все, что только было можно. Но с каждым разом хотелось больше и сильнее. Из упитанного юноши я превратился в худое истощенное существо и стал походить на животное. Родственники и знакомые отвернулись от меня. Они считали, что я уже потерян для общества. На людей я стал смотреть, как на объекты наживы. Воровал у подростков телефоны, смотрел, с кого и что можно снять. И теперь ко всему начались еще проблемы с милицией. Несколько раз удалось избежать судимости, только благодаря возможностям родителей.

От безысходности моя мама пошла на отчаянный шаг – стала давать мне деньги на наркотик, с надеждой, что я буду уменьшать дозу и постепенно уйду от этого. И вот, сбылась мечта наркомана. У меня были деньги, был наркотик, но настоящая беда была в том, что у меня совсем не осталось вен. Я стал колоться в шею и даже в пах. Но и это продолжалось не долго. Пах начал гнить, температура поднималась до 40 градусов С. Стали подгнивать ноги. Я мучался, пытаясь уколоться, почти по часу, но безрезультатно. Мое тело было все в кровоточащих ранах.

Однажды у мамы не было денег, и от отчаяния она дала мне нож и сказала: «На, сынок, убей меня и забери все, что захочешь». А мне уже и самому не хотелось жить. Я был просто полностью опустошен. В голове постоянно крутились мысли о самоубийстве. Первой попыткой было желание вскрыть лезвием живот, вовремя спасла мама. Однажды съел большую дозу нейролептиков. Опять спасли, но уже в больнице. Хотел приставить к сердцу напильник и упасть на него, но что-то помешало. Помню, несколько раз «накалывался» наркотиком так, чтобы попасть под машину. Но какая-то неведомая рука удерживала меня от этого…

Сегодня я понимаю, что жив для того, чтобы я мог сказать другим: «Не испытывайте судьбу, не думайте о том, что вы справитесь или вас минует злой рок. Услышьте меня!!! Не обольщайтесь, не говорите себе: я попробую и все. Это самообман. Это болото и оно засасывает, выхода практически нет. Конец один — смерть.

Когда наркотик предлагают впервые, это всегда интригует и выглядит «прикольно», можно сказать экзотически. Потому что наркотик не «приходит» в виде истощенного старика с черными «пеньками» во рту и сиплым голосом со шприцем в руке. Когда к молодой красивой девчонке, на дискотеке, подъезжают крутые парни на джипе, с предложением понюхать или «покурить», для начала, ей не говорят, что уже через несколько лет от ее красоты не останется и следа. И она будет ходить с желтым лицом и прогнившей челюстью, абсцессами на руках и выпрашивать у знакомых деньги, чтобы «раскумариться» или пять гривен на то, чтобы поиграть в игровые автоматы, и может быть повезет, выиграть себе на очередную дозу.

Парнишке, которому говорят: «попробуй», не скажут, что его оставшаяся жизнь будет иметь жалкое существование. Что он будет как голодная гиена, со светящимися глазами рыскать в поисках дозы. И путь его будет не с работы домой, а от аптеки к аптеке, в любую погоду, днем и ночью. И в лучшем случае, это будет быстрая смерть от передозировки, а в худшем: тюрьма, туберкулез, опять тюрьма, цирроз печени, гниющие ноги, а потом, жизнь на чердаке и ничтожная смерть, как у бездомного животного…

Я видел, как все начинается и как все заканчивается. Подумайте, стоит ли начинать? Но я вам скажу одно: я там был, там «кайфа» нет. «Кайф» совершенно в другом – в нормальной здоровой жизни. Будьте разумны, не повторяйте чужих ошибок»…

Хочу сказать, что история из жизни Арсена повергла меня в настоящий шок. Как не хочется верить в то, что сегодня рядом с нами есть другая страшная жизнь, жизнь наркомана, обрекшего себя на страшную смерть. И смерть придет, если… если не вмешаться и не помочь человеку.

Сегодня Арсен счастливый и здоровый молодой человек, который однажды пожелал получить свободу от наркотической зависимости и он ее получил. Он женился, стал отцом и живет совершенно свободной, нормальной и здоровой жизнью, которой когда-то не видел девять лет.

Записано со слов Данильченко Арсения

январь 2012